Главная » Без рубрики » Редактор проработала на госТВ 18 лет и ушла: «Раньше разрешали поиграть в правду и демократию»

Редактор проработала на госТВ 18 лет и ушла: «Раньше разрешали поиграть в правду и демократию»

  • 16.09.2020

«Пришла, когда профессия журналиста на телевидении была суперпрестижной, а ухожу сейчас, когда это стыдно», — говорит Лилия Латогурская. Она проработала на телевидении 18 лет. Впервые пришла на ОНТ после аспирантуры и работы на радиостанции «Авторадио» — тогда это был только что открывшийся новый канал. После декретного Лилия работала на СТВ, но в сентябре 2020 решила: все, пора увольняться. И отнесла руководству заявление. Почему редактор ушла не сразу после выборов, что она будет делать дальше и как в ее семье относятся к работе на телевидении — в материале TUT.BY.

Редактор проработала на госТВ 18 лет и ушла: «Раньше разрешали поиграть в правду и демократию»

«Как только началась предвыборная кампания, „лафа“ закончилась»

— Как вы вообще попали на телевидение?

— На телевидение я пришла в 2002 году — на новенький и невероятный телеканал ОНТ, Тогда лучше места для филолога и представить было сложно.

Мы делали нашу «Горячую линию», помогали людям, рассказывали о проблемах. Тогда разрешалось поиграть в правду, демократию. И мы за полгода набрали такой высокий рейтинг, что это было невероятно.

В те времена быть редактором, журналистом — это считалось просто… ух! Я пришла на телевидение, когда эта профессия была суперпрестижной, а ухожу сейчас — когда стыдно говорить, что ты работаешь «на телике». Это ужасно: за 18 лет ситуация перевернулась с ног на голову. Хотя редакторство на СТВ было хорошо именно тем, что было вне политики.

— Расскажите, чем именно вы занимались на своей последней работе.

На СТВ я работала редактором двух проектов: «Новое утро» на РТР-Беларусь, которое тоже делает СТВ, и «Добро пожаловаться».

Мне легко было в формате моих передач. Там ведь совсем не нужна политика. Я очень патриотичный человек, и мне действительно приятно говорить о хорошем, что происходит в стране. На моих глазах действительно вырастало что-то чудесное в этом обществе, — вспоминает редактор. — У нас была возможность рассказывать в «Новом утре» про все самое передовое. Начиная от молодежных стартапов, зеленых акций, до хосписов и банков пищевых продуктов.

Редактор проработала на госТВ 18 лет и ушла: «Раньше разрешали поиграть в правду и демократию»

Одно время мы приглашали очень много музыкантов, художников, артистов и видели, как растет культурное движение в стране. Ко мне, в мою программу, приходило очень много классных людей. Я говорю в мою, потому что у редакторов «Утра» есть свои эфирные дни. Их два-три на неделе, и я полностью отвечаю за свой день. От сценария и гостей до монтажа и просмотра готовой программы, перед тем как она выйдет в эфир. Если вдруг будет какая-то буква не та или черное поле на экране — все, «втык» пойдет мне, потому что я редактор.

С гордостью говорю: у второй программы, которую я редактировала — «Добро пожаловаться» — был хороший рейтинг. Можно даже сказать, что мы заигрались в правду: громили коммунальные службы, исполкомы, всех, кто обижал людей. Вот к примеру: предприятие выставило на аукцион дом прямо с семьей, которая в нем прожила много лет. Благодаря вмешательству СТВ этот лот был снят с торгов. Было приятно, что реально помогали.

Конечно, это все было в рамках того, что наше государство доброе и хорошее. Но как только началась предвыборная кампания, «лафа» закончилась.

— Разве не было такого случая, что вы хотите кого-то пригласить, но делать это было запрещено? Некоторые сотрудники Белтелерадиокомпании утверждали, что у них такие списки были.

— Безусловно, такое могло быть. Особенно в предвыборное время всегда был очень жесткий список. Кроме БРСМ, получалось, некого и позвать.

Года два назад или даже год ситуация была другая. Мы разошлись до того, что приглашали в эфиры, скажем, людей определенно оппозиционной колористики. Если он хороший экскурсовод, самый классный, то мы можем брать у него интервью (вероятно, Лилия говорит о Никите Мониче, который в июле 2020 уволился из Национального художественного музея из-за гражданской позиции. — Прим. TUT.BY). Если писательница издала кулинарную книгу — ну и что, что она на «Белсате», мы тоже позовем. Это была своего рода свобода, но она быстренько закончилась.

— Это связано с предвыборными кампаниями?

— Да, все эти предвыборные годы — я их просто ненавижу. Это очень болезненное ощущение. Вы же понимаете, что абсолютно все предвыборные кампании в стране у нас были не до конца честными. Но в другие годы работалось полегче.

«За два года прониклись обаянием Луцкого — это был свой человек»

— Заявляя об увольнении в соцсетях, вы упомянули некую встречу с министром информации, после которой на время передумали уходить и решили остаться на телевидении. Что это было?

— Игорь Луцкий (министр информации. — Прим. TUT.BY) еще несколько месяцев назад был нашим руководителем. Он два года возглавлял СТВ, а назначение его министром для нас было неожиданным. Взяли и «забрали». Понятно, что мы уже с ним сработались, прониклись его обаянием.

В середине августа вокруг здания телеканала проходили демонстрации. Министр приехал к нам, собрал весь коллектив. Посыл был такой: мол, ребята, давайте обсуждать, вместе искать решение, давайте вы все скажете нам, а мы передадим «туда».

Редактор проработала на госТВ 18 лет и ушла: «Раньше разрешали поиграть в правду и демократию»

В итоге создалась иллюзия, что диалог власти и общества действительно будет, что и нас послушают, и Координационный совет послушают, и что мы договоримся — наступит мир и лад. Луцкий сказал: «Я голосовал за Лукашенко, но вы же понимаете, что есть люди с разными точками зрения — и сейчас нам нужно прийти к соглашению. Давайте работать». Руководство предлагало меняться эволюционно, без революции, но прийти к адекватным новостям. Обещали, что будут брифинги, МВД будет отчитываться — что все будет хорошо. Сами уверяли, что хотят найти выход. Было видно: люди тоже ночами не спят в этой ситуации, никто не хочет затянувшегося внутриполитического конфликта.

В тот же день на ОНТ и СТВ вышел сюжет, где работники МЗКТ кричат Лукашенко «Уходи». Я обалдела! Это ж надо! Получилась правдивая картинка: есть недовольные и есть лидер, который им ответил. Красивый, достойный материал.

Уже потом стало понятно, что диалога никакого не будет. Ровно через день на СТВ вышел ролик о Тихановской. Мы удивились: «А как это так, а что это?» Спросили наших видеоинженеров, кто это делал. Оказалось, никто не делал, это не наше производство. То есть чужой страшный и чернушный ролик спускается на телеканал и его выдают в эфир.

Дальше выходит сюжет про Купаловский театр, который всем вырвал душу. Со мной в программе работала Юлия Шпилевская — она актриса Купаловского театра. Латушко — давний друг нашего телеканала, и тут выходит этот сюжет… Это же невозможно!

Тогда же я написала заявление на увольнение. Сразу меня не отпустили: другая девочка-редактор хотела уйти в отпуск. Предложила: она приходит — и я сразу ухожу, 14-го сентября. Зачем мне обижать кого-то? Она остается, это ее выбор. Но работать было мягко говоря, некомфортно — я иду мимо службы новостей в свою монтажку и меня крутит, мне плохо.

— Но вы же не одна такая?

— В художественной дирекции, где я работаю, немало людей, которые прекрасно все понимают. Многие на «стороне света», как говорится. Но стоит сказать, что в службе новостей работают настоящие «лукашисты». Надо отдать им должное: они действительно верят в то, что делают. Как и в то, что остальных белорусов «накрутили» и купили. Ну, это их право — думать так. Жаль только, что у них право есть, а у нас нет.

Телевидение — это огромная команда, в том числе технический персонал. Конечно, люди разделились.

— В момент, когда вы думали остаться на телевидении, что именно вы хотели делать, чтобы оно стало лучше?

— Понятно, что в моих программах это делать легко: нужно просто приглашать хороших людей и выдавать адекватный контент. Конечно, повлиять на работу новостной дирекции я не могла, но мониторить ситуацию можно было бы. Хотя это смешно: когда в качестве эксклюзива сверху спускают «признательные» показания Кохно и Дудинского.

  • 16.09.2020