Главная » Без рубрики » «Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

  • 14.09.2020

У Руслана с собой два пакета — это передача для папы. Отца задержали на вчерашнем воскресном марше. Задержали на глазах у сына. «Когда его забирали, я понял, что вмешиваться бесполезно, иначе все будет на двоих — и протоколы, и штрафы», — описывает те события молодой человек. В понедельник он и еще десятка три других людей приехали к ИВС на Окрестина, чтобы передать передачи для друзей и близких, которых задержали в Минске 13 сентября.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Ближе к 9 утра на улице Окрестина начали собираться люди. О том, что здесь находится ЦИП и ИВС, некоторые из пришедших услышали впервые, но лучше бы, говорят, не знали об этом никогда. Жены, родители, девушки аккуратно раскладывают в целлофановые пакеты то, что принесли с собой.

— У вас девочка или мальчик? — интересуется волонтер у женщин, которые подошли уточнить, что можно положить в передачу.

— У нас тетенька, — неожиданно отвечает она из дам. — Подругу вчера на акции задержали.

— Обязательно положите высокие носки, теплую одежду, Сыр не берут, сок перелейте в пластик, — инструктирует волонтер. — Мыло разрежьте на части, один человек весь кусок все равно не использует, а так сможет с кем-нибудь поделиться.

В ИВС передачи принимают с 14.00 до 16.00. Римма Игоревна пришла сюда к 9 утра. В камере находится ее сын Иван. Мужчине 36, он айтишник. Их с другом задержали в воскресенье на Мельникайте. Приятеля отправили в Жодино, Иван остался в Минске.

— Когда его взяли, он успел отправить жене СМС. В сообщении было всего одно слово: «Задержали», — описывает происходящее собеседница. — Невестка до последнего надеялась, что его отпустят, но… В полночь и мне сообщила о случившемся. Утром я приехала сюда, с волонтерами проверили, есть ли он в списках. Нашли.

Передачу в ИВС семья собирала впервые. Как собирали? «Невестка погуглила. Что интернет подсказал, то и положили, — улыбается Римма Игоревна, на глазах у нее слезы. — А здесь волонтеры уже помогли мне все правильно разложить».

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Номер в очереди у Риммы Игоревны — 18-й, Екатерина в списке 20-я. У нее передача для папы. Виктора «взяли» на Якуба Коласа. Узнав, что отца задержали, дочь с мужем тоже пошли на марш. Почему?

— Чтобы отец не зря сидел, — с ходу отвечает собеседница. — Мы дошли до Дроздов, были у дома [главы ЦИК Лидии] Ермошиной. Когда там начались задержания, мы с мужем побежали в разные стороны. Я попала в какие-то дворы [не индивидуальных] жилых домов в Дроздах: с одной стороны автозаки, с другой «крутят». Смотрю на автомате вверх: там какие-то люди кричат: «У нас закрыто», и такое ощущение, что смеются. А потом я заметила, как в другом доме кто-то открывает подъезд. Я туда, спросила: «Можно?», девушка ответила: «Забегай». Нас там собралось пару человек. Она попросила: только тихо, а то у нас есть и жители, которые могут вызвать милицию. Мы затаились. Наверное, вчера был один из самых страшных дней в моей жизни.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

К вечеру Екатерина морально собралась. С мамой они поехали к папе, он успел сообщить, что находится в Октябрьском РУВД.

— Нам сказали, что с задержанными все в порядке. Предупредили, что всех переведут на Окрестина. Мы даже передали папе байку и воду, — описывает происходящее девушка. — Сотрудник милиции, который общался с родственниками, вел себя по-человечески. Люди его благодарили.

Чуть позже еще одна семья рассказала TUT.BY о хорошем отношении к родственникам в Октябрьском РУВД.

— В воскресенье, пока мы там стояли, видели, что отпускали женщин и одного мужчину, у которого был день рождения, — рассказали они.

«Вчера держалась нормально, а сегодня у меня случилась истерика»

Большинство стоящих в очереди с передачами — женщины. Виктория ждет парня Максима, Анна — мужа Александра, мама — сына Владимира.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Вика аккуратно складывает в отдельные пакетики кофту, белье.

— Подскажите, а как записывать вещи в бланк для передач? — интересуется папа Максима у стоящей рядом девушки.

— Я сама в первый раз заполняла, спросите лучше у волонтеров, — растерянно советует та.

Среди вещей, которые Вика хотела бы передать Максиму, книга Джорджа Оруэлла.

— «1984?» — спрашиваем.

— Нет, — чуть улыбается Виктория. — Не политическая.

Надежда, как и Виктория, тоже впервые на Окрестина. Рядом с ней — пакет с передачей. Держится уверенно, хотя честно признается, всю ночь не спала.

— Как и все вчера, мы с мужем пошли в город гулять, на Мельникайте нас с двух сторон окружили [силовики]. Владимир схватил меня за руку, но в какой-то момент нас расцепили. Поднимаю глаза — двое уже ведут его под руки. Я хотела рвануть за ним, но девочки, которые бежали рядом с нами, схватили меня и прижали к стенке. Нас с девушками не тронули, только сняли на камеру и пробежали мимо.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Обходными путями, вспоминает Надежда, она доехала домой. Стала звонить в милицию, но информацию получить не могла. Соотнесла улицу, где их задерживали, с районом — и поехала в Центральное РУВД. С информацией, вспоминает, там не помогли. Ближе к 11 вечера ей подсказали позвонить в Советское РУВД: «Там, сказали, хоть поднимают трубку». Здесь собеседница узнала: мужа перевели на Окрестина.

— Знаете, я жалею, что задержали его, а не меня, — рассуждает она. — Вчера некоторых выпускали, и это были девушки. У нас трое детей, наверное, мне бы тоже разрешили пойти домой. […] Вчера я держалась нормально, а сегодня в 6 утра, когда мне нужно было будить детей, у меня случилась истерика. Поняла, что они сейчас спросят: «Где папа?».

— Спросили?

— Сказала, что он заночевал у бабушки.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

— Чуть потише, — просят люди, стоящие в толпе.

Волонтеры называют фамилии из списка. Каждый из присутствующих боится пропустить свою. Анна с тестем тоже вслушиваются в громкий голос волонтера — их очередь еще не скоро.

— Моего мужа зовут Александр, он программист, — рассказывает о муже Анна. — Нас задержали возле кафе «Зерно». Когда омоновцы и «тихари» зажали нас в угол, мы стали в сцепку. Они стали «вырывать» мужчин. Муж упал на землю. Помните, в прошлое воскресенье был случай, когда женщина упала на мужчину, чтобы его перестали бить? Я подумала: закрою собой мужа, может, его не тронут. Но потом не помню, как нас с мужем разделили. Помню, очнулась на траве, все мои вещи из рюкзака разбросаны по территории. Свой телефон я не нашла, но заметила, как омоновец выбрасывает в урну чей-то мобильный. Позже я его достала — если кто-то ищет Huawei с погоней на обратной стороне, он у меня. Так я смогла позвонить родным.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

В тот же день Анна с подругой поехали по минским РУВД. Найти супруга помог телефон: из автозака Александр успел набрать маму, предупредил, что у него с собой мобильный Ани. Позже, когда жена воспользовалась функцией «найти айфон», геолокация показала: устройство в Октябрьском РУВД. Уже в милиции им посоветовали назавтра приехать на Окрестина.

— Первый раз муж на Окрестина?

— За стеной впервые, до этого мы приезжали сюда как волонтеры и развозили людей, — отвечает Анна. — Муж и в 2006-м ходил, и в 2010-м [на митинги], но в первый раз попал.

«Понятно, куда мы собирались, но, когда нас задержали, мы с другом просто ждали человека»

В 14.00 у людей стали принимать передачи. Близкие заходят, но очередь, кажется, короче не становится. «Только бы успеть», — переживают одни. «Как выяснить, когда суд?» — волнуются другие. День, когда будут рассматривать дело Владимира, его брат Дмитрий тоже не знает. Но, выяснив вечером, что близкий человек за решеткой, ночью семья нашла ему адвоката.

— Защитника посоветовали друзья, — рассказывает Дмитрий. — В час ночи она еще не спала. Мы связались и договорились.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Был ли защитник у вышедшей с Окрестина Анны, мы не уточнили. Суд, рассказывает девушка, у нее «длился пару минут». Со штрафом в 30 базовых (810 рублей) ее в понедельник отпустили домой.

— Меня задержали в воскресенье недалеко от Академии наук, — вводит в курс дела собеседница. — Понятно, куда мы собирались, но, когда нас задержали, мы с другом просто ждали человека. Рядом во дворе заметили бусик. Решили от него отойти, но не успели перейти дорогу, как нас «скрутили».

У Анны белая майка, на ней красная полоска, на джинсах еще вчера висели красно-белые ленточки. Возможно, предполагает она, это и заинтересовало силовиков.

«Жалею, что задержали его, а не меня». Как в Минске несли передачи близким, задержанным вчера на марше

Условия в ИВС, рассказывает Анна, нормальные. «Когда заселились, шутили», даже хлеб есть на столе.

— В камере нас было пятеро, — описывает она обстановку. — Нам выдали наволочку и простынь. На кроватях лежали шерстяные одеяла и подушки. В помещении холодно, но комфортнее, чем в РУВД, я «свернулась» и так грелась. Утром дали кашу. Кто-то сказал, что будут котлеты. Одна из девочек разволновалась — она вегетарианка.

— Кто у вас был соседками по камере?

— Хорошие! Две взрослые женщины и две девушки, — отвечает Анна. — Женщины нас все время подбадривали. Сказали, они нами гордятся. Раньше, вспоминали, дети следовали за взрослыми, а сейчас взрослые за молодыми — за нашими убеждениями и смелостью. Это было приятно.

Напомним, 13 сентября только в Минске задержали более 400 человек.

  • 14.09.2020